Бастрыкин два процента — СКР игнорирует подавляющее большинство жалоб на пытки

Только одно из 44 сообщений о насилии в тюрьмах ведет к возбуждению уголовного дела

Следственный комитет признает факт безнаказанности силовиков, пытающих заключенных: за три года из 6,5 тысяч жалоб на насилие в СИЗО и колониях в уголовные дела превратились меньше 150. Если учесть, что далеко не все жалобы регистрируются, ситуации выглядит еще более плачевной. Эксперты считают необходимым разрушить монополию ФСИН на средства доказывания и внести статью о пытках в Уголовный кодекс РФ.


Редкие дела

Согласно впервые представленным фонду «Нужна помощь» данным из СКР, с 2015 по 2018 год в России было возбуждено 148 уголовных дел об избыточном применении силы сотрудниками колоний и СИЗО. Практически все они проходили по статье о превышении полномочий. При этом количество поступивших жалоб на насилие в учреждениях исполнения наказаний — почти 6,5 тысяч. Таким образом, в среднем лишь каждое 44-е сообщение влечет за собой возбуждение уголовного дела, отмечает РБК. В то время как в среднем в СКР возбуждают дело по каждому пятому заявлению.

Если учитывать, что подобного рода сообщения не всегда регистрируются, то на самом деле жалоб еще больше, говорит руководитель юридического департамента правозащитного фонда «Русь сидящая» Алексей Федяров. По его словам, вопрос — регистрировать ли сообщение о преступлении, — абсолютно неурегулированный, и отдан на субъективное мнение того органа, куда обращается пострадавший.

По данным на 1 ноября этого года, в России 530,5 тыс. заключенных, из которых 430,2 тыс. содержатся в 700 исправительных колониях97,9 тыс. — в следственных изоляторах. 2,3 тыс. человек находятся в восьми тюрьмах и 23 воспитательных колониях для несовершеннолетних.

«Кина» не было

Если же смотреть в разрезе регионов, то наибольший разрыв между количеством поданных заявлений и возбужденных по ним дел наблюдается в Свердловской области: 720 против пяти. Наибольшее количество жалоб в регионе объясняется самым большим там количеством арестантов и заключенных. В Брянской области — одно дело на 125 сообщений, в Мордовии — пять дел на 496 сообщений,в Пермском крае — три дела на 323 сообщения, в Кемеровской области — столько же дел на 301 сообщение. В Иркутской области из 362 сообщений о превышении полномочий сотрудниками ФСИН хода не получило ни одно.

На Северном Кавказе, за исключением Ставрополья, Кабардино-Балкарии и Дагестана, в Республике Алтай и Туве жалоб на пытки или не было вообще, или их были единицы.

Как указывает Федяров, такой мизерный процент является следствием очень высокого порога доказывания пыток, где зачастую даже фото-и видеофиксации не достаточно. В противовес они приводит пример дел о незаконном обороте наркотиков, которые очень быстро возбуждаются.

По мнению руководителя исследовательских программ фонда «Общественный вердикт» Асмик Новиковой, Следственный комитет как институт реагирования на пытки практически отсутствует. Препятствием в расследовании пыток является то, что у пенитенциарного учреждения имеется монополия на средства доказывания, а независимых свидетелей в колонии просто не существует. «У них монополия на эти доказательства, масса возможностей скрыть следы или создать псевдодоказательства, которые будут выгораживать реального преступника», — говорит она.

Более того, администрация учреждения ФСИН может просто отказать следователю в предоставлении нужной записи с видеорегистратора без каких-либо правовых последствий для себя. Что-то погждобное было в нашумевшем случае с заключенным ярославской колонии Евгением Макаровым, когда следователю предоставили не видео, где заключенного избивают, а где он матерится. «Следователь вынес отказ в возбуждении дела. Хотя если бы он просто приехал в колонию, он бы увидел, что у заключенного полностью отбиты пятки», — отмечает эксперт.

За дело без проверки

По мнению Новиковой, поправить ситуацию с проблемой расследования пыток можно было бы введением ответственности за ведение ми хранение видеозаписей. В разделе «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления» Уголовного кодекса должна быть введена статья «Пытки». Поскольку сегодня ее нет в уголовном законодательстве, то, расследуя дела о насилии в закрытых учреждениях, следствие вынуждено применять комбинацию статей о превышении полномочий и, например, о причинении тяжких телесных повреждений.

Нынешние проверки по сообщениям о насилии в колониях становятся по сути полноценными расследованиями, когда следователь должен оценить возможные доказательства, в которых он крайне ограничен, а также ограничен в полномочиях. По мнению Новиковой, возбуждение дела о пытке должно происходить без проверки. И это позволяет сделать уголовно-процессуальное законодательство, при достаточных сведениях о признаках такого преступления.

Как считает Федяров, нужно организовать более тщательный гражданский контроль и реанимировать прокурорский надзор, который, по мнению эксперта, сейчас «в коме». Также очень важно «сепарирование следственных и надзорных органов от тех, над кем они надзирают».

Если у вас есть информация о насилии и коррупционных нарушениях сотрудников ФСИН — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Источник: © Первое антикоррупционное СМИ

Комментариев: 0

Подпишись на самые актуальные новости
Никакого спама, только актуальные новости и хорошие советы :)
ПОДПИСАТЬСЯ
close-link
Cloudim - онлайн консультант для сайта бесплатно.