Дезинформация, компромат на коллег, провокации ФСБ — о чем рассказал экс-глава УСБ СКР

Бывший глава управления собственной безопасности СКР Михаил Максименко дал показания в суде, где рассматривается дело о взятке высокопоставленных следователей от полукриминального бизнесмена

В своих показаниях Максименко рассказал о том, как провоцировал других следователей, чтобы выявить среди них коррупционеров, и как пытался избежать конфликта с ФСБ.

Хитрый и надменный Крамаренко

Допрос Максименко прошел в Мосгорсуде, где рассматривается уголовное дело о взятке в $1 млн, которую, предположительно, получил сам Максименко вместе с бывшим главой ГСУ СКР по Москве Александром Дрымановым и руководителем следственного управления СКР по ЦАО Москвы Алексеем Крамаренко. Взяткодателем называют бизнесмена Дмитрия Смычковского, который был вхож в кабинеты к высокопоставленным силовикам и мог иметь связи в криминальных кругах. Деньги предназначались за освобождение из СИЗО Андрея Кочуйкова по кличке Итальянец — приближенного к вору в законе Захарию Калашову (Шакро Молодой).

По делу также проходит заместитель Дрыманова Денис Никандров, который дает свидетельские показания. Он уже был осужден по другому коррупционному эпизоду, также связанному с освобождением Итальянца за крупную взятку, но от другого бизнесмена.

Дрыманова, Крамаренко и Максименко следователи ФСБ считают одной преступной группой. Максименко же заявил суду, что он не вступал ни в какие группы, в деле Итальянца сразу увидел угрозу со стороны ФСБ, а к Крамаренко и вовсе испытывает неприязненные отношения, поэтому не стал бы иметь с ним общих дел.

«Свои отношения с Крамаренко характеризую как рабочие, одновременно я испытывал к Крамаренко определенную неприязнь как в силу негативных отзывов от коллег, так и на основании личного общения. Крамаренко считаю надменным, хитрым. Ни с кем из моих товарищей он не находился в хороших отношениях. Ходили слухи, что он находится в тесной связи с сотрудниками ФСБ России, чуть ли не является их подчиненным. В силу всей поступавшей ко мне информации я к нему относился с настороженностью и даже подозрительностью», — цитирует Максименко корреспондент РБК из зала суда.

Офицер СКР признался, что он собирался провести против Крамаренко служебную проверку и нарыть компромат, но не успел. Против Крамаренко якобы работал и Никандров — хотел уволить его, в связи с чем давал ему сложные задания, чтобы тот их провалил и дал повод для увольнения.

Что касается Смычковского, то Максименко не отрицает своей связи с бизнесменом, которого считал «влиятельным крупным бизнесменом с большими связями во властных структурах», с которым лестно иметь общих знакомых. При этом он отрицает, что когда-либо получал от Смычковского какие-нибудь деньги. Хотя бизнесмен и просил его помочь с получением «блатных» номеров СКР на свой автомобиль.

Угроза со стороны ФСБ

В суде Михаил Максименко сообщил, что он знал о перестрелке на Рочдельской улице только из СМИ. После этой перестрелки, в которой экс-сотрудник КГБ Эдуард Буданцев убил двоих напавших на него подручных Итальянца, а самого криминального авторитета вместе с Шакро Молодым арестовали, Максименко увидел повышенный интерес к делу со стороны управления «М» ФСБ.

Несмотря на то, что сам Максименко был уверен в виновности Буданцева, который «целенаправленно убивает нескольких человек», он не стал никак вмешиваться в дело, так как не имел таких полномочий и не хотел пересечения интересов с ФСБ. Своему заместителю Александру Ламонову (осужден за взятку вместе с Никандровым) он также посоветовал не влезать в это дело, когда тот заговорил о возможном смягчении ответственности для Итальянца.

«В тот момент в моей квартире и кабинете уже стояла прослушка. Этот разговор должен был быть записан. Но в материалах дела его почему-то нет», — указал Максименко.

При этом он отметил, что Ламонов рассказывал ему, будто бы получил деньги за освобождение Итальянца, но счел их провокацией. Он и сам иногда «вбрасывал некую дезинформацию», чтобы проверить собеседника на возможную коррупцию.

«Так, я распространял дезинформацию в отношении Крамаренко: сообщал, что у него в собственности очень много недвижимости, ему не хватает денег на налоги и он всегда рад их заработать. В реальности я ничего об этом не знаю и никогда не интересовался. Я просто выискивал предлоги для проверки Крамаренко», — признался Максименко.

Свою вину по вменяемой взятке Максименко не признал, как и другие фигуранты дела. Уголовное дело против себя и Никандрова экс-глава УСБ СКР объяснил чьим-то умыслом подорвать авторитет Следственного комитета.


Снизилось ли давление силовиков на бизнес за последний год?

Комментариев: 0

Подпишись на самые актуальные новости
Никакого спама, только актуальные новости и хорошие советы :)
ПОДПИСАТЬСЯ
close-link
Cloudim - онлайн консультант для сайта бесплатно.