На Марсе будем точно, а пока, идет страна дорогами «рывка»…

Просмотров: 131
«Дорогой жизни». Как соликамские врачи, несмотря на бездорожье, спасают людей Если бы завтра врачам соликамской станции скорой медицинской помощи объявили, что проблемы с дорогами в Чердынском, Соликамском, Красновишерском районах решены – они бы не поверили. И правильно бы сделали – дорожный вопрос на севере Прикамья вечный. Не вечна лишь человеческая жизнь. Ее и спасают врачи. «Ну что? Поехали!» — командует автомеханик Юля, которую сегодня по стечению обстоятельств назначили моим личным экскурсоводом. Врачи и фельдшеры все на вызовах, а Юля только-только закончила ремонт машины и поехала до Керчевского по служебным обязанностям. Роль экскурсовода для нее новая. Но она очень хорошо с ней справляется — с грохотом захлапывает за мной дверцу УАЗика и кричит: «Открывай ворота!»
Наша «буханка» с красным крестом на капоте вылетает со станции скорой помощи в Соликамске на дорогу. Впереди 31 км до Тюлькино, потом на пароме, и 20 км до поселка Керчевский. Эти 20 км здесь называют дорогой жизни. Ежедневно по ней вывозят по пять-восемь самых тяжелых пациентов. Больных везут, в основном, в Соликамск. Редко — в Березники — в региональный сердечно-сосудистый центр. Бывает, что бригада вывозит и рожениц в Пермь — плюс еще 184 км в пути. Гиппократ тут не при чем «Мы уже устали здесь биться о стену безразличия, — рассказывает главврач соликамской станции скорой медицинской помощи Людмила Лукьянченко. — Власти открытым текстом заявляют: вы клятву Гиппократа давали, вы и выполняйте! Так и живем».
Все больницы в Прикамье перевели в краевое подчинение в 2014 году. Тогда муниципалитеты вздохнули с облегчением — инфраструктура, которую они содержали долгие годы, перешла на краевой баланс. Вместе со зданиями в краевое подчинение ушли и земля, дороги. Никто не задумывался, зачем больничные комплексы передавались вместе с дорогами. Все эти вопросы решались так быстро, что обсуждать было некогда. А когда передали, было уже поздно. «Одно дело, когда наши врачи не могут доехать до Сима или Красного Берега (поселения Соликамского района — Properm.ru). И другое — к приемному отделению нашей же соликамской больницы подъехать не могут, — рассказывают врачи соликамской станции скорой помощи еще до того, как мы отправляемся в Керчевский. — Теряют драгоценное время и нервы». По словам главврача соликамской больницы Олега Георгиева, он уже не раз обращался за помощью в ремонте дорог в местную администрацию. Но там руками разводят — дороги краевые, потратят деньги, упрекнут в нецелевом расходовании средств. В краевом минздраве заявили, что деньги в базовом тарифе на ремонт дорог заложены. Но этих сумм главврачам на все статьи расходов не хватает. В этом году соликамской больнице удалось договориться с местной администрацией — провести ямочный ремонт на территории двух больничных комплексов. А дальше? Олег Георгиев говорит, что необходимо решать вопрос с возвратом земли больничных комплексов обратно муниципалитету. Оставить в краевой собственности только землю под зданиями. Но имущественный вопрос решится не сразу — на это понадобится время. — А если не доедете? До Ваи? Мутихи? Куда угодно! — спрашиваю начмеда соликамской станции скорой помощи Анну Габдрахманову. — Такого быть не может! — отвечает она. — Не доедем! Значит, дойдем! Другого выхода нет. Это наша работа.
В чем заключается работа врача станции скорой помощи — объяснять не надо. Работают эти люди сутки через двое. С вызова на вызов. День — ночь, ночь — день. В должностной инструкции рядового врача, фельдшера написано: оказывать медицинскую помощь, спасать. А вот отдельной инструкции по бездорожью нет. Как быть если машина застряла в снегу? Если снег, гололед и несговорчивый глава муниципалитета? — Мы шесть часов ездили на Красный Берег туда-обратно, — рассказывают три хрупкие женщины одинакового возраста — медсестры и врач реанимационной бригады соликамской станции Лариса Хохлова, Елена Савина и Татьяна Мезенцева. Все трое работают на станции не первый год. За это время привыкли и тяжелые носилки с больными таскать, и на глупые вопросы отвечать, и жизни спасать. — Все это время город и два района были без реанимации. А вдруг что-то случилось бы?! — переживают они. — Хорошо у нас фельдшеры — профессионалы, с золотыми руками. Выручают, — вмешивается в наш разговор начмед. Еще одного пациента с ожогами с Золотанки в мае вывозили восемь часов. Бригада из Красновишерска уехала к нему в девять утра и привезла пациента в Соликамск лишь в три часа дня. А если бы не спасли? Этим вопросом здесь задаются все реже. У соликамской станции в Соликамске восемь бригад, одна — реанимационная. Еще три — в Красновишерске, две — в Чердыни, по одной — в Керчевском и Ныробе. «На севере Прикамья дороги не поднять, — уверена Татьяна Мезенцева. — В прошлом году, когда губернатор Прикамья Максим Решетников в Ныроб приезжал, дорогу сразу отремонтировали. Теперь остается единственная надежда — что посетит и Красновишерский, Чердынский районы. Не оставит в беде». По словам медработников, сегодня до труднодоступных поселков им приходится добираться в самых разных условиях. «Наши коллеги на глухом севере работают в других условиях. Там даже форма одежды другая: сапоги, теплые штаны, кофты, шапки. Никогда не известно, как смена пройдет. Хорошо, если на машине. А если пешком?» — рассказывают они. Расстояния между поселками в районах большие. До Ваи от Красновишерска — сто километров, от Соликамска до Красного Берега — все 75, от Соликамска до Ныроба — 125. Помножьте эти километры на тряские дороги, сплошь покрытые выбоинами, как после войны, распутицу, и вот вам реальное время доезда бригады.
Туристы Шершавая с выбоинами дорога встречает нас уже от парома. Юля едет на второй скорости. Ехать быстрее она не решается. Сзади догоняет скорая, сигналит. «Коллеги, прибавьте ходу. Так вы до утра до Соликамска не доберетесь!» — напутствуют они. Мы отвечаем: «Торопиться некуда — туристы». Уходящий УАЗик подбрасывает на скользкой от ливня дороге. У парома их дожидается «Газель» из Соликамска. Сейчас пациента переложат, и керчевская бригада помчится на следующий вызов. Участковая больница в Керчевском маленькая. Поэтому всех со сложными заболеваниями везут в Соликамск, Березники, Пермь по приказу о маршрутизации пациентов. Когда этот приказ разрабатывался четыре года назад, чиновники не учитывали транспортную доступность поселков и поселений. Поэтому время доезда — 20 минут, прописанное в порядке оказания скорой медицинской помощи, — все же условно. «Мы едем ко всем, — объясняет еще на станции Анна Габдрахманова. — Давление, температура, травмы, ожоги. Людей спасать надо». Вот они и спасают. День за днем. Неделя за неделей.
Но Чердынский район по труднодоступности на севере Прикамья не единственный. Есть отдаленные поселки с недоступными дорогами и в Красновишерском районе (Мутиха, Вая, Золотанка), Соликамском (Сим, Красный Берег), Коми округе. Но везде проблема одна и та же — у муниципалитетов нет денег на ремонт дорог. Раньше, когда больницы и службы были муниципальными, власти эту проблему по мере сил решали. Теперь, когда все медучреждения передали в край, всю ответственность с себя сняли. Так, заместитель главы Чердынского района по развитию инфраструктуры Алексей Тюфяков всю дорожную экономику объясняет мне чуть ли не на пальцах: на все дороги в год заложено 60 млн рублей, а дорога до Керчевского стоит 300 млн рублей. Если все деньги Керческому отдать, то другим не хватит. Да, и до Керчево всю дорогу на 60 млн не отремонтировать. «Поэтому, — заключает он, — до Керчевского прогоним грейдер, ямы присыпем. И до следующей весны хватит».
В краевом минздраве признают, что такая проблема есть. По поручению губернатора ведомство собирает и анализирует информацию от медучреждений, чтобы в дальнейшем выработать конкретные пути решения и определить объемы необходимого финансирования. Сколько еще времени понадобится на выработку решений, голосование, утерждение, внедрение, в ответе не указано. Возможно, месяцы, а может, и годы. Но проблемы на севере Прикамья не только с межпоселенческими дорогами, но и с теми, что в муниципалитетах. Например, в Керчевском, вместо асфальта у больницы лежат доски. — И кто их постелил? — пытаю врачей. — Не известно, — отмахиваются они. — Может, в этом году доски кинули, может в прошлом. Здесь дорогу в низине делать смысла нет — затопит. Деревянные отмостки у больницы ведут не в будущее российской медицины, а в ее настоящее. Над входом в участковую больницу грубо приколочена табличка «Скорая помощь», а в здании напротив — закрытый на висячий замок рентген-кабинет.
Между корпусами Керчевской участковой больницы заросший овраг, полуразвалившийся мостик и обрывающийся «тротуар». «Там доски прогнили, осторожнее», — предупреждает Юля. «Бригада на выезде, — клокочет телефон. — В Тюлькино переправляем пациента. И сейчас же едем за следующим». «Буханка» трясется по дороге, как подбитая. Она спешит уже на следующий вызов, не останавливаясь. Потом еще вызов и еще. Кажется, что по «терке-дороге» машина будет ездить бесконечно, пока всех отсюда не вывезет. «Ладно, поехали обратно, — разворачивает УАЗик Юля. — Экскурсия закончилась». Елена Лодыгина,
Комментариев: 0


Подпишись на самые актуальные новости
Никакого спама, только актуальные новости и хорошие советы :)
ПОДПИСАТЬСЯ
close-link
Cloudim - онлайн консультант для сайта бесплатно.