Работа как волк

Просмотров: 27

Работодатель вправе обязать подчиненного ездить даже за сотни километров, причем своими силами, за свой счет и в свободное время. Такое решение принял Верховный суд России. Возможности для подобных злоупотреблений предусмотрены самим Трудовым кодексом РФ.

Согласно действующему законодательству в трудовом контракте должно быть закреплено «место работы». Равно как без согласия сотрудника он может быть перемещен в пределах «той же местности». Но эти понятия не определены, что и приводит к многочисленным конфликтам. Чаще всего они решаются не в пользу работников.

Постой, паровоз…

В непростой ситуации оказался сотрудник ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) – помощник машинист тепловоза Алексей Мироненко, работающий в локомотивном депо города Новокузнецк. Руководство предупредило подчиненного, что его новое рабочее место находится теперь в 383 километрах от постоянного, и явиться туда он обязан на следующий день. Причем компания не сочла необходимым ни обеспечивать доставку сотрудника, ни выплачивать компенсацию, ни даже включать время проезда в рабочее. Из-за отказа выходить на работу в другой местности Алексей Мироненко был уволен.

В суде «восставшего» помощника машиниста поддержал Межрегиональный профсоюз железнодорожников. Отрицая нарушение трудовых прав, юристы РЖД ссылались на отраслевые правила, утвержденные Министерством транспорта РФ и определяющие особенности режима работы железнодорожников. Они предусматривают, что начало и окончание работы могут назначаться в пределах обслуживаемого участка вне постоянного места работы, о чем работнику должно быть сообщено не позднее окончания предыдущей смены. В этих случаях время следования до назначенного места сбора и обратно не считается рабочим. Поскольку станция Кондома, на которую был направлен Алексей Мироненко, входит в структуру локомотивного депо Новокузнецк, районный суд отклонил иск о восстановлении на работе, признав увольнение за прогул законным и обоснованным. К такому же выводу пришла и апелляционная коллегия.

Тогда профсоюз оспорил в Верховном суде России саму норму отраслевых правил. По мнению защитников интересов трудящихся, она позволяет произвольно определять место работы, что нарушает право железнодорожников на отдых, соблюдение установленной законом продолжительности рабочего времени и на защиту от необоснованного изменения условий договора, в том числе от перемещения работника в другую местность без его согласия. Однако высшая инстанция также не усмотрела противоречий. Ведь спорная норма распространяется только на работников железнодорожного транспорта, непосредственно связанных с движением поездов: «Это само по себе предполагает наличие такой особенности, как возможность изменения, исходя из складывающейся ситуации в движении поездов, места начала и окончания работы. По общему правилу время следования к месту работы и обратно не включается в рабочее время. Начало и окончание работы могут назначаться вне постоянного пункта сбора, но в пределах обслуживаемого участка, являющегося структурным подразделением работодателя и предусмотренным трудовым договором местом работы, что не предполагает перевод работника в другую местность», – констатировали служители Фемиды.

Межрегиональный профсоюз железнодорожников намерен оспаривать это решение и обращаться в том числе в Конституционный суд России.

Договор дороже денег

Еще в 2014 году тот же Верховный суд России подтвердил, что в Трудовом кодексе РФ содержание понятия «место работы» не раскрывается. В то же время, исходя из теории трудового права, служители Фемиды рекомендовали под местом работы понимать расположенную в определенной местности (населенном пункте) конкретную организацию, ее представительство, филиал или иное обособленное структурное подразделение.

В результате отдельные работодатели считают возможным произвольно менять фактическое место работы – адрес, по которому чаще всего ежедневно должен приходить сотрудник. Причем это могут быть не только другие районы города, но и разные населенные пункты, области и даже федеральные округа. Так, вышедшая из отпуска по уходу за ребенком стюардесса авиакомпании «Трансаэро» узнала, что работает уже не в Екатеринбурге, а в Москве. Хотя она постоянно проживала на Урале, там же находилась и ее семья, в «белокаменной» она никогда ранее не работала и согласия на перевод в находящиеся за пределами Екатеринбурга структурные подразделения не давала. Однако к моменту рассмотрения дела судом авиакомпания не только закрыла региональный офис, но и прекратила деятельность. Поэтому, признав действия работодателя незаконными, суд отклонил требования истицы о восстановлении на работе в Екатеринбурге и обязал ответчика выплатить соразмерную денежную компенсацию.

Схожее решение было принято и в отношении ОАО «Российский сельскохозяйственный банк», который, проводя оптимизацию сети, закрыл дополнительный офис в поселке Домбаровский Оренбургской области. При этом персонал не был заблаговременно предупрежден о вынужденном сокращении. Рассмотрев иск бывшего экономиста отделения Петровской, суд напомнил, что рабочим считается место, где работник должен находиться в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя. «Местом работы для истца было обособленное структурное подразделение, находящееся в поселке Домбаровский, деятельность которого была прекращена в связи с ликвидацией. В указанной связи Петровская О.М. была лишена работы в этой местности, но ввиду указанного обстоятельства восстановлена в прежней должности быть не может. ОАО «Российский сельскохозяйственный банк», как работодатель для истца, расположен в другой местности, чем работник Петровская О.М.», – отмечается в решениисуда.

Иначе служители Фемиды оценили действия ООО «НефтеГазСтрой». Компания переехала из одного офиса в другой в пределах города Первоуральска, заранее письменно уведомив всех сотрудников. Поскольку оформленная водителем Светлана Борисова отказалась подписывать приказ, работодатель направил ей на дом заказные письма. В суде она заявила, что вообще не знала о переезде, а следовательно, ее увольнение за прогул является незаконным. «Включение в трудовой договор как обязательного его условия «рабочего места» с указанием точного адреса его места нахождения трудовым законодательством не предусмотрено. Местом работы при данных условиях следовало признавать именно ООО «НефтеГазСтрой» как юридическое лицо безотносительно его фактического места нахождения», – констатировал суд.

В дорогу дальнюю, дальнюю, дальнюю…

Неопределенным остается и понятие о перемещении работника в пределах «той же местности». Верховный суд России толкует эту норму как пределы «административно-территориальных границ соответствующего населенного пункта». Однако это определение также весьма растяжимо – утвержденный Федеральной службой государственной статистики Общероссийский классификатор объектов административно-территориального деления признает таковыми как субъекты Федерации, так и сельские населенные пункты и внутригородские районы. То есть формально работник может быть перемещен, скажем, из Абакана в находящийся за 1750 километров Норильск – оба города входят в Красноярский край. Даже в пределах Москвы, с учетом присоединенных районов области, расстояние может превышать сотни километров, а проезд на автомобиле занимать более двух часов.

Практика применения таких переводов также остается противоречивой. Так, директора закрытого магазина «Магнит-косметик» (АО «Тандер») на Пулковском шоссе в Санкт-Петербурге Анну Флору перевели на аналогичную должность в город Колпино (пригород Северной столицы). Отклоняя иск сотрудницы, служители Фемиды констатировали, что было осуществлено ее перемещение на иное рабочее место – магазин в той же местности. «Поскольку город Колпино входит в состав Санкт-Петербурга, согласие истицы на перемещение в другое структурное подразделение не требовалось», – заключил суд.

А вот АО «Банк Патентованных Идей» попыталось перевести в подмосковный Красногорск сотрудников закрытого филиала в Брянске. Отказывая в удовлетворении иска одного из них – Андрея Бурыкина, районный суд указал, что «обособленное подразделение ответчика в Брянске является составной частью АО «Банк Патентованных Идей» как юридического лица». В свою очередь, Верховный суд России подтвердил право уволенного на получение всех гарантированных при сокращении выплат: «В случае прекращения деятельности филиала, представительства или иного обособленного структурного подразделения организации, расположенного в другой местности, расторжение трудовых договоров с работниками этого подразделения производится по правилам, предусмотренным для случаев ликвидации организации», – констатировали служители Фемиды.

Испанский стандарт

Неоднозначно вопрос прав «перемещаемых» сотрудников решался и в Европейском Союзе, пока так называемый «Европейский суд справедливости» не рассмотрел дело испанской компании Tyco Integrated. Она занималась установкой систем безопасности по всей стране, но в целях оптимизации затрат закрыла региональные подразделения и перевела весь технический персонал в центральный офис в Мадриде. В результате занимающимся монтажом оборудования специалистам приходилось ездить до объектов порой за сотни километров, тратя на дорогу до трех часов, но это время не признавалось рабочим. Хотя, в отличие от «РЖД», испанская компания обеспечила каждого сотрудника служебным автомобилем и мобильным телефоном.

Служители Фемиды пришли к выводу, что работники в такой ситуации выполняют свою деятельность или обязанности на протяжении всей поездки. «Поездки, совершаемые работниками без постоянного или обычного места работы между их домом и первым и последним клиентами дня, составляют рабочее время. Исключение этих поездок из рабочего времени противоречило бы цели защиты безопасности и здоровья работников, что преследуется законодательством ЕС», – заключил суд.


Справка

По данным портала «Судебная статистика РФ», в 2018 году суды рассмотрели почти 7 тысяч исков о восстановлении на работе в связи с увольнением по инициативе работодателя, 2,8 тысячи (40 процентов) было удовлетворено.


Мнения

 Евгений Куликов, председатель Межрегионального профсоюза железнодорожников

Положение Министерства транспорта РФ фактически ставит работника в положение «раба», вынуждая выходить на работу на значительном расстоянии от основного места работы и жительства. Алексей Мироненко – не единичный случай, это практикуется повсеместно. Представьте себе: в конце рабочего дня сотруднику сообщают, что завтра он должен выйти в 8 часов утра на работу в другом городе, находящемся в 200-300 километрах. Причем добраться он должен самостоятельно, работодатель не оплачивает ни проезд, ни командировку, вообще ничего. Такая норма, на наш взгляд, противоречит трудовому законодательству и Конституции России.

Такая ситуация сложилась из-за реформы структуры ОАО «РЖД» в части укрупнения локомотивных депо. Раньше в подменном пункте, в который из Новокузнецка направлялся помощник машиниста, было отдельное депо. Потом его фактически ликвидировали и присоединили.

Александр Карпухин, партнер юридической фирмы Five Stone Consulting

 При подписании трудового договора работники должны обращать особое внимание на условие о месте работы. Нередко оно формулируется достаточно абстрактно, что позволяет работодателю произвольно менять его фактическое местонахождение. В этом случае работнику будет очень сложно доказать необходимость получения согласия при перемещении в другую местность. Возникнут разногласия, являлась ли та или иная поездка служебной или командировкой и должна ли платиться компенсация за нее. Тогда как отказ приступить к работе на указанном месте может автоматически расцениваться как прогул, который будет очень сложно оспорить.

Дополнительные особенности определены для отдельных категорий работников железнодорожного транспорта, непосредственно связанных с движением поездов. ОАО «РЖД» вправе самостоятельно определить место начала и окончания работ вне постоянного места, при условии уведомления подчиненного не позднее окончания предыдущей смены. То есть той же местностью, в которую Трудовой кодекс РФ допускает перемещение сотрудника без его согласия, считается именно дистанция путей или участок, к которому он прикреплен. В противном случае железнодорожные бригады не смогут обслуживать пути сообщения, так как будут находится только в одном месте, и любое их перемещение потребует согласия. Даже если участок будет достаточно обширен, как и обычно и бывает на железнодорожном транспорте, требование работодателя начать работу в пределах любой его точки будет законным.

С другой стороны, спорная норма создает возможности для злоупотреблений работодателем, так как не оговаривает порядок организации доставки к месту начала работ или оплаты проезда. Признать ее командировкой не получится. В такой ситуации тот же помощник машиниста вправе направить руководству письменное уведомление, что в связи с дальностью участка добраться до него общественным транспортом к началу следующей смены с учетом необходимого по закону времени отдыха не представляется возможным. Это позволит показать добросовестность подчиненного, уведомить работодателя о наличии уважительных причин отсутствия его в срок на фактически новом месте работы и исключить применение дисциплинарного взыскания.

Источник: © Агентство правовой информации

Комментариев: 0

Подпишись на самые актуальные новости
Никакого спама, только актуальные новости и хорошие советы :)
ПОДПИСАТЬСЯ
close-link
Cloudim - онлайн консультант для сайта бесплатно.